Category: животные

white-borz

Марша дог1ийла!

Я - Зулихан. Чеченка, ичкерийка, мусульманка, жена, мама лучшего в мире детеныша )
Мой герой - Джохар Дудаев. Антигерои - Путин и Кадыров.

Общаюсь вежливо, от вас жду того же. Френджу всех взаимно, кроме ботов и тех, у кого много матерщины и непристойностей.
Не баню никого, кроме систематически постящих бессмысленные оскорбления.

Этот блог - личный дневник, в нем только мои мнения и оценочные суждения. Блог не содержит призывов к межнациональной розни, насильственному свержению конституционного строя, и так далее.

Чтобы составить представление о моем журнале, ниже - список самых интересных постов, по темам.

Collapse )

Мой второй сайт, который может в любой момент стать единственным, занесите его в закладки:
http://zulikhan.dreamwidth.org/
white-borz

Оплошность

Художественное произведение. Все возможные совпадения имен и событий случайны.

ОПЛОШНОСТЬ

Когда-то в этом домике наверняка жил лесник. До Первой войны. А теперь в его крыше зияла здоровенная дыра, часть внутренних стен обрушилась, а жители близлежащего села растащили все, что хоть как-то могло пригодиться.

Не выходя из кустарника, бойцы осторожно осмотрели дом. Али и Адлан обошли кругом и вернулись: чисто. Двое остались прикрывать, а командир с Адланом, пригибаясь, кое-как перебежали через полянку и вошли внутрь. Вышли через пару минут.
- Вообще ничего нет, - вытирая заливающий глаза пот, пробормотал Адлан. - Все жуьгти стащили.
Он натужно иронизировал сам над собой - во всех бедах человечества у него всегда были виноваты не в меру хитрые жуьгти, стоящие за спинами всех в мире зачинщиков войн и постоянно плетущие какие-то заговоры.
- В этом доме хранились египетские священные книги, - с трудом разлепляя губы, поддержала Зоя.
Командир фыркнул. Он тоже, как и все, знал бредовую теорию Адлана, что когда евреи во главе с пророком Мусой (алейхиссалям) уходили из Египта, египтяне гнались за ними вовсе не потому, что не хотели терять рабов ("Да какие из жуьгти рабы, что они делать могли, еще и в дотехнологическую эпоху?"), а потому, что жуьгти украли у них старинные книги, в которых было священное знание.

Когда-то Адлан был очень неплохим инженером. Предприятие, на котором он работал, было разрушено в начале Первой войны. Потеряв работу, он полностью отдался своему хобби - вместе с братом, матерью и женой разводил породистых собак. Собаки погибли в начале Второй войны. С тех пор Адлан с ними. Он не очень ловкий и выносливый брат, зато большой и сильный, а главное - надежный. Никто в группе не умеет так скурпулезно следить за порядком в лагере, как Адлан. Никто не умеет шутить с настолько невозмутимо-серьезным видом. А мелкие странности, вроде склонности обвинять во всем полумифических жуьгти - так у кого их нет?

Прохлада в доме оказалась такой приятной... Зоя, качнувшись, сбросила с плеча тяжеленный рюкзак и сползла по стенке на пол. Минуту или две сидела, прислонясь к прохладной стене. Почувствовав, что засыпает, встряхнула головой, уперлась руками в пол, закусив губу, умудрилась встать. Мышцы ног дрожали, тело было как ватное.
Кое-как снова вышла на улицу, в жару и духоту, в тонкий, непрекращающийся звон - то ли где-то в траве, то ли в ушах. Обошла дом кругом.

Collapse )
white-borz

Тоскую, безумно тоскую по нашей свободе...

* * *
Ни бед, ни побед - ничего не предвидится вроде.
И с митинга снова кого-то повез автозак.
Тоскую, безумно тоскую по нашей свободе -
По блеску ее и по отблеску в наших глазах.

Там не было завтра, но было зато послезавтра.
Там было вчера - но такое, уже далеко.
Там Три Дурака, как трехглавый скелет динозавра,
Смущенно стояли на площади Трех Дураков.

Там были певцы, на ветру полоскавшие души.
Там были бойцы, своему генералу под стать.
Там были мерзавцы - но их было можно не слушать.
Там были бандиты - но в них было можно стрелять.

Там Матерь Волчица на помощь волчат призывала.
Там двое прощались, надеясь на встречу в Раю.
Там знали надежность ствола и надежность подвала,
Но больше ценили вайнахскую дерзость свою.

...Винты на заводе, лягушки в огромном болоте,
Моторы заглохли, остались одни тормоза.
Тоскую, безумно тоскую по нашей свободе -
По горной породе, по нашей, по волчьей породе -
По блеску ее и по отблеску в наших глазах.

Зулихан Магомадова