Category: литература

white-borz

"На кусочке полиуретана..."

Есть такое выражение - не помню, кто сказал - "побочный продукт мозговой деятельности". Это, в частности, о стишках, которые нельзя назвать серьезными произведениями - они пишутся случайно, когда ты занят чем-то совершенно другим. Обычно это полный бред, но иногда получается забавно.


***
На кусочке полиуретана
Я сижу, как ослик Буридана.
Хорошо - вперед: село и пища.
И назад - меня там братья ищут.
А сидеть нельзя, замерзнешь ибо.
Ну, вставай, и делай трудный выбор.

Зулихан Магомадова


P.S. Дописала новый рассказик, уже скоро буду выкладывать. Ради заманухи скажу, что герои частично те же, но действие на этот раз происходит в мирное время, и за весь рассказ никого не убьют )
white-borz

Славлю

СЛАВЛЮ

Славлю геройство гордых,
Павших от рук врага.
Знали, какие орды -
Но не ушли в бега.

Славлю отказ упрямых,
Не козырнувших: "Есть!"
Родину потеряли,
Но сохранили честь.

Славлю судьбу покорных -
Хаму смотрели в рот,
Но сохранили корни
И сберегли народ.

Зулихан Магомадова
white-borz

Циприан Норвид. Пепел и алмаз

Поскольку большинство френдов нормально отреагировали на мою инициативу иногда размещать здесь чужие стихи, начинаю. Покажу вам стихотворение знаменитого польского поэта Циприана Норвида (1821-1883) "Пепел и алмаз" и песню на это стихотворение. Оно вошло в великолепный фильм Анджея Вайды "Пепел и алмаз" - один из тех фильмов, которые должен посмотреть каждый.

Размещаю оригинал, несколько корявый дословный перевод и четыре известных мне литературных перевода на русский (фамилии переводчиков, увы, не знаю). Понятно, что оригинал никто не поймет - просто послушайте красоту польской речи.

Ни один из переводов, к сожалению, не является полностью эквиритмичным, то есть, сохраняющим оригинальный размер стиха. Переводы с польского вообще сложно делать эквиритмичными, там сложности с ударениями. Я бы, может, и попыталась сделать, но куда мне соваться после четырех переводов-то? )


Cyprian Kamil Norwid. Popiół i Diament. Recytuje Edward Snopek




***
Coraz to z Ciebie jako z drzazgi smolnej
Wokoło lecą szmaty zapalone.
Gorejąc nie wiesz czy stawasz się wolny
Czy to co Twoje ma być zatracone.
Czy popiół tylko zostanie i zamęt
Co idzie w przepaść z burzą.
Czy zostanie
Na dnie popiołu gwiaździsty dyjament -
Wiekuistego zwycięstwa zaranie?

ДОСЛОВНЫЙ ПЕРЕВОД (поляков здесь нет, так что я могу не стесняться ))

Все больше из тебя, как из смолистой щепки,
Вокруг летят горящие лохмотья.
Сгорая, не знаешь, станешь ли свободным
Или все Твое должно быть потеряно.

Останется ли только пепел и замешательство,
Которые уйдут в пучину с бурей,
Или останется внизу под пеплом звездный алмаз -
Заря вечной победы?

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПЕРЕВОДЫ:

***
Смолистой головешкой в поле
Поток горящих искр бросаешь.
Горишь, не зная: добудешь волю,
А может, вовсе потеряешь.
Чем станешь? Пеплом и золою,
Что буря разметет по свету?
А вдруг в золе блеснет зарею
Алмаз, как знаменье победы?
***
Исчезающий с каждым мгновеньем,
Ты горишь, как смолистые ветки.
Обретешь ли свободу в гореньи
Иль себя ты утратишь навеки?
Будет пепел лежать, остывая,
И с зарею исчезнет бесследно,
Иль под пеплом алмаз засверкает,
Как предвестие вечной победы?


***
Твоя душа горит щепой смолистой,
Разбрасывая искры на лету,
Не ведая, зажжет ли светоч чистый
Или навеки канет в темноту.
Останется ли только пепел серый,
И ветер унесет его тотчас,
Или под пеплом - вестник новой эры -
Вдруг засверкает гранями алмаз?


***
Когда сгоришь, что станется с тобою:
Уйдешь ли дымом в небо голубое,
Золой ли станешь мертвой на ветру?
Что своего оставишь ты в миру?
Чем вспомнить нам тебя в юдоли ранней,
Зачем ты в мир пришел? Что пепел скрыл от нас?
А вдруг из пепла нам блеснет алмаз,
Блеснет со дна своею чистой гранью?

Если не сложно, напишите, какой перевод понравился больше, мне это интересно.
white-borz

Мы

МЫ

Потеряли кров, потеряли страх,
Потеряли всех, кого дал Аллах.
Проливали кровь на траву и снег,
И вставали вновь, рассыпая смех.

Уходили в бой, уходили в рай,
Разделяли боль перелетных стай.
Возвращались в ад из чужих Европ.
И рождались, брат, все исправить чтоб.

Зулихан Магомадова
white-borz

"Поднимаю повыше ворот..."

* * *
Поднимаю повыше ворот,
Опускаю платок пониже
И иду в безразмерный город -
Тот, который годами вижу.

Он бежит, суетится, злится,
Хряком хрюкает, воет волком.
И мелькают чужие лица,
Слишком чуждые - слишком долго.

А по сердцу ножовкой - Джовхар!
Нефтяная столица снится.
Чудо-жемчуг без моря - горя
Слезы наши - кристаллы - скалы.

Почему я настолько трушу,
Почему не осталась дома?
Не отдала Аллаху душу,
Раз не сладилось по-другому?

Это было честней и чище,
Это было намного проще -
Даже чем собираться в тыщи
На бурлящую гневом площадь.

Я ни много ни мало - мама.
Возвращаться мне в Грозный - поздно.
Но растет мой сыночек - Нохчо.
Иза Джовх1арехь вехар ву - верю.

Зулихан Магомадова
white-borz

"Над Шатоем - там, наверное, туман..."

* * *
Над Шатоем - там, наверное, туман.
Облака в ладонях гор, как комья ваты.
А в судах лежат толстенные тома -
Почитать - так мы и вправду виноваты.

Нет свободы, нет устоев, нет суда.
Есть Аллах. И есть Шатой, моя твердыня.
И наш сын, который вырвется туда,
Где мы с мужем не остались молодыми.

Зулихан Магомадова
white-borz

"От времени, отчаянья и веры..."

Старое, грустное салафитское стихотворение. Был в жизни и такой период...

* * *
От времени, отчаянья и веры
Становятся у братьев лица серы
И бороды растут, скрывая шеи,
Чем выше в горы, тем они длиннее.

А все, что раньше братьям сердце грело,
Валяется теперь пустым настрелом.
Чем ближе к Богу, тем его все больше,
И чувства, что дунья все меньше должен.

А у сестер в пути секутся косы
И исчезают лишние вопросы.
Единственное, что еще им надо -
С мужьями вместе получить шахаду.

А у врагов в лесу трясутся руки
И тело забывает все науки.
Чем дальше в лес, тем меньше их бравада,
Тем шире перед ними двери ада...

Зулихан Магомадова
white-borz

"Старики - они настолько мудры!.."

Опять очень старое об очень личном )

* * *
Старики - они настолько мудры!
Свою память, словно стог, вороша,
Вспоминают сотни правил игры,
Ну, и нам их не дают нарушать.

И не выросла я вроде бы с ним,
И о личном я всегда по краям,
Но в рентгеновости с дедой моим
Не сравнится и денана Марьям.

Смотрит дед, очки большие надев, -
Ну-ка брысь, а ну, выдумывать брось! -
Смотрит деда, как на райских на дев -
В смысле, видит нас обеих насквозь.

Ни о чем не догадалась Марьям,
Только деда, с левой вставши ноги,
"За женатого, - бурчит, - не отдам,
Даже думать о таком не моги".

Зулихан Магомадова
1995
white-borz

"На дне противотанкового рва..."

* * *
На дне противотанкового рва,
Поросшего запутанным подлеском,
Где запахи сплетаются в слова
И лес в тумане стал уже нерезким,

На ямы характерные взгляну
И на подлесок, возле ям примятый -
И думаю: и на мою войну
Когда-нибудь вот так придут с лопатой.

Придут такой же бешеной весной,
Восстановив картину по осколкам,
Найдут кольцо, потерянное мной,
И мужнин самодельный перстень с волком.

Неторопливо разведут костер.
Сообразят Тимура на гитаре.
Найдут пропавших братьев и сестер
И с почестями погребут в Джохаре.

Зулихан Магомадова
white-borz

"Это дело кончится войной..."

Совсем-совсем старое, почти детское...

* * *
- Это дело кончится войной.
Ехала б домой, пока не поздно.
- Деда, я останусь здесь, с тобой,
Дедушка, позволь остаться в Грозном!

Ты же сам сказал: "Москву забудь.
Родина - где род, а не где сытно".
- Ладно, перетерпим как-нибудь.
Хоть тебе потом не будет стыдно.

Зулихан Магомадова
1994