December 21st, 2012

white-borz

С больной головы на здоровую: Кадыров опять опозорился

В журнале u1ver интересное обсуждение произошедшего на днях инцидента: во время пресс-конференции с Путиным чеченская журналистка Белкис Дудаева, главред Итум-Калинской районной газеты "Путь Кадырова", задала Путину два совершенно обычных вопроса, дававших ему возможность похвалить происходящее в Чечении. Путин этой возможностью воспользовался, и его похвала Рамзанстану висит сейчас титульной новостью на всех официальных чеченских сайтах.

Однако, местные власти после вопроса журналистки газету "Путь Кадырова" закрыли, оставив без работы 12 человек. Рамзан Кадыров закрытие газеты поддержал (читай - инициировал). Он заявил, что никто не согласовывал название газеты с семьей Кадыровых, что журналистка неправильно представилась и задавала провокационные вопросы.

Как представилась журналистка и какие вопросы она задавала, каждый может посмотреть сам:



Добавлю, что пожилая чеченка, вдобавок, живущая в Чечении, никогда бы не позволила себе задавать Путину провокационные вопросы. Более того, я уверена, что вопросы согласовывались. Уже после закрытия газеты Белкис Дудаева в интервью журналистам сообщила, что издание выходит уже полтора года и зарегистрировано согласно законодательству, и что без согласия и разрешения бывшего главы администрации Итум-Калинского района А.Каримова никто не посмел бы выпустить и первый номер газеты. И что на презентации газеты «Путь Кадырова» была делегация от супруги первого президента Чечни Ахмата Кадырова – Аймани Кадыровой.

Весь сыр-бор возник из-за того, что журналисты, сидящие в зале, стали хихикать над названием газеты и, возможно, над сочетанием ее названия с фамилией журналистки - Дудаева. А Путин еще и раздул ситуацию, тут же сделав им замечание и сказав, что газета названа в честь старшего Кадырова, который погиб за интересы своего народа. (Вопрос: а откуда Путин может знать, в честь которого из Кадыровых назвали районную газету? Это что, с ним лично согласовывают? Еще один повод для смеха).

Журналисты, конечно, хороши, что подняли на смех пожилую женщину (она-то здесь при чем? Не она называла газету), и без ксенофобии, как правильно пишет U1ver, здесь тоже не обошлось - но в принципе они вели себя не хуже, чем обычно.
Давно пора понять: то, что в Рамзанстане происходит и воспринимается как нечто само собой разумеющееся, в любом другом обществе, даже российском, считают низким лизоблюдством и поднимают на смех.
"Путь Кадырова" для русскоязычного уха звучит как какой-нибудь "Путь Ильича" - то есть, ассоциации с лживым и насквозь прогнившим совком, еще и с той разницей, что Ленин лежал в Мавзолее, а Рамзан жив-здоров и даже молод.

В общем, реагируя на позор, Рамзан рассвирепел и опозорился еще больше.
Во-первых, он признал, что все, что в Чечении называется именем Кадырова (а в Чечении именами Кадыровых названо чуть ли не все, что названо чьим-то именем) согласовывается лично с ним. В том числе, например, мечеть имени Рамзана Кадырова в г.Шали, о которой говорили, что Рамзан якобы не соглашался на это.

Во-вторых, он предельно недостойно попытался свалить на пожилую сотрудницу провинциальной газеты ответственность за все лизоблюдство, царящее сейчас в Чечении.
white-borz

Танец

ТАНЕЦ

Дошли, пришли, попадали на снег.
Вставали, шаря в поисках опоры.
И первый смех - родной, охрипший смех.
"Аллаху Акбар!" - повторили горы.

"Вставай, бойцы!" - не говорит - горит,
И не стоит - парит и паром дышит,
И на прикладе выбивает ритм -
Не просто танца - посланного свыше.

И жажда жизни нас за горло вдруг,
И с ветки снегом нА головы - нате! -
И подняла, и вышвырнула в круг
Бойца в обледенелом маскхалате.

И снег примяв, подмяв, разворошив -
Теперь уже не страшно запалиться -
И закружились, улыбаясь: "Жив...",
Родные горы и родные лица.

И руки, тесно сжатые в плечах,
С усилием поднять, тряхнуть плечами -
И сыпать искры, чтобы не зачах
Огонь, такой же чистый, как вначале.

Йа Рабби, сколько наших полегло -
Не сдуру, не со зла, не для наживы...
Мы танцевали - всем смертям назло -
И все, машаАллах, остались живы.

Зулихан Магомадова