Зулихан Магомадова (zulikhan) wrote,
Зулихан Магомадова
zulikhan

Category:

О "неблагодарности чеченцев". Ответ анонимному журналисту

Сложный и трудный пост, по заказу одного из читателей. Попросил прокомментировать статью, где о чеченцах говорится много гадостей.
Конечно, я не стала бы комментировать любой текст, где о нас пишут гадости ) Но статья действительно интересна. В ней непривычно много правды, и поэтому я восприняла ее как вызов.



Вот эта статья:
http://from-ua.com/voice/d4e692f54f8c1


Коротко суть: украинский журналист Анатолий Шарий, сбежавший в Европу от каких-то преследований, берет интервью у другого журналиста, не пожелавшего сообщить о себе вообще ничего. Этот безымянный журналист в прошлом много сотрудничал с чеченцами (под чеченцами он понимает "борцов за свободу", муджахидов) и помогал им, а теперь ненавидит и рассказывает, почему произошла такая перемена.

Не буду делать никаких предположений, действительно ли интервьюируемый - журналист, а не агент ФСБ и существует ли он вообще, или же интервьюер просто написал текст под чью-то диктовку - таких вариантов может быть уйма, но все они останутся только предположениями, доказательств никаких нет и быть не может. Беру его слова просто как обвинения в наш адрес, на которые попытаюсь ответить.

Но прежде попрошу всех понять одну вещь. "Правды", "истины", единой для всех, не существует. Про одни и те же поступки одного и того же человека можно сказать: "Он смельчак, храбрец, он готов пожертвовать жизнью за свою идею и своих друзей", а можно: "Он псих, неадекват, лезет на рожон, жизни не ценит". Можно сказать: "Он щедр и никогда не оставит друга в беде, последнее отдаст, а человеку поможет", а можно: "У него деньги не держатся, с пьяных глаз отдаст все любому, кто догадается попросить, а потом сидит весь в долгах". Почему такая разница в оценках? Потому, что все зависит от того, кто говорит.

У человека, который пошел в лес по дрова - одна правда, у живущего в этом лесу медведя - совершенно другая. Так вот, этот журналист почти все время говорит правду, но правду с позиций "брата медведя". (Кто такие "братья медведя", я рассказывала в одном из предыдущих постов).

Перечислю, в чем конкретно этот журналист обвиняет наших бойцов.

1. Как только чеченцам не нравится, что говорит или делает кто-то из них, они сразу же объявляют его "ненастоящим чеченцем", вспоминают, что пять столетий назад в жилах его предков текла ингушская (аварская, русская и т.д.) кровь и на этом основании начинают его травить.

Спорить не буду. Сама об этом писала не раз. Да, это есть. И если вы чеченец или "брат чеченца", вы относитесь к этому нормально - как к защитному механизму сохранения нации и доброго имени нации. А если "брат медведя" - то примерно так, как этот журналист )
Да, меня саму иногда это раздражает - да кто такой этот Ваха или Мохьмад, что берет на себя смелость судить о том, кто "настоящий", а кто "ненастоящий" (особенно когда они заводят свою пластинку, что Джовх1ар из ингушей или татов), и как он не видит, что из-за этого сейчас вспыхнет ссора, которая никому не нужна. Но так уж устроены наши парни - каждый постоянно пытается "поставить себя" перед каждым ) Уничтожается это, по-видимому, только вместе с остальными особенностями национального менталитета. Слишком дорогая цена.

2. "На все вопросы, которые чеченцам не нравятся, ты будешь получать ответ в стиле – «это ФСБ, это ГРУ». Кто горло перерезает беззащитным пленным солдатикам? Спецназ ГРУ, конечно же! Кто распял раненых? Сотрудники ФСБ, переодетые под нохчи. Я охотно верю, что такая практика используется, она используется во всех войнах – переодевалочки, но зачастую чеченцы отрицают очевидное".

Не переодетые сотрудники ФСБ, конечно, это уже была бы нездоровая конспирология, но поднанятые ими бандиты чеченской национальности - вполне. Он совершенно прав - во всех войнах такая практика используется. А бандитов, когда идет война, всегда хватает, долго искать не надо.

3. Чеченцы обозвали "проституткой" и другими плохими словами журналистку, которая, рискуя своей репутацией в России, во всем поддерживала нашу борьбу за свободу, а потом была похищена и изнасилована чеченскими бандитами. "В принципе, я могу понять, если это было сделано спецслужбами. Вот, вырубить трындливую журналистку и настроить НТВ против боевиков. Но почему такая ненависть на нее со стороны самих чеченцев? Почему она «проститутка» после всей той горы материалов о войне? Никто мне этого не объяснил".

На этот вопрос мне ответить труднее всего, при мне ее, понятно, никто никогда не обзывал - но думается, что здесь дело в разнице менталитетов. Насколько я знаю, до похищения эту журналистку у нас не обзывали и вполне признавали своей. Я не видела знаменитое видео, где ее насилуют, но предполагаю, что она там, чтобы сохранить жизнь, беспрекословно выполняет все требования бандитов. С точки зрения чеченца, если она не проститутка, она должна сопротивляться до последнего, покончить с собой или позволить себя убить, но не допустить надругательства. Конечно, не каждая даже чеченка смогла бы так поступить. Но считается, что надо так.
О том, почему эти простые ребята-чеченцы как бы не понимали, как много журналистка для них сделала - чуть ниже.

4. Чеченцы все время подозревали журналиста, что он стучит на них в ФСБ.

Если бы я была руководителем спецслужбы и хотела бы внедрить к боевикам своего агента, лучшей легенды, чем журналист, не придумаешь. При этом человек действительно был бы журналистом и даже опубликовал бы о боевиках несколько сочувствующих статей. Этот вариант настолько на поверхности, что это вообще первое, что приходит в голову. В общем, настоящее доверие завоевывается годами.

5. Чеченцы не признавали за журналистом право на профессиональную объективность, требовали писать только то, что соответствует их интересам, даже если это явная ложь. В случае несогласия - угрожали.

Тем, кто сидит в тепле перед мониторами, понять это практически невозможно. У журналиста своя правда, у "лесных" - своя. Он на работе, и работа его состоит в том, чтобы писать объективно, даже если это кому-то не нравится. (Конечно, полной объективности не существует - все равно журналист кому-то сочувствует, все равно у кого-то берет информацию и не может в полной мере брать ее у обеих сторон, потому что в таком случае его просто убьют - не те, так другие). Но люди, для которых это вопрос жизни и смерти, а не гонорара или даже репутации, понять "правду журналиста" не могут и никогда не смогут.

Чтобы было понятнее, пример из невоенной жизни - история, рассказанная одним журналистом. Он освещал акцию протеста. Акция была серьезная, люди не на шутку отстаивали какие-то свои интересы, кто-то объявил голодовку, и все это уже продолжалось какое-то количество дней. Журналист был у протестующих частым гостем, был с ними знаком и сочувствовал им, в том числе в своих материалах. И вот они проводят митинг, и на митинг приходят несколько провокаторов, и всячески пытаются его сорвать - выкрикивают что-то оскорбительное, кривляются в камеры, на попытки урезонить их не реагируют. И вот, когда выступает один из организаторов митинга, провокатор подбегает к нему, начинает что-то выкрикивать и его толкать. А организатор этот на взводе, он ночь не спал, он еле успел на митинг, потому что по дороге его попыталась задержать полиция - в общем, у него сдают нервы и он бьет провокатора по морде. На глазах у всех, в том числе прессы.
Журналист обо всем этом пишет - чистую правду, честно описывает состояние организатора и мерзкое поведение провокаторов. Если бы даже захотел соврать - как он может, он ведь там был не единственный журналист. Но когда после выхода материала он снова приходит к протестующим - они в ярости чуть ли не на кусочки его рвут. Потому что боятся, что из-за его материала против их человека возбудят уголовное дело. Все аргументы журналиста, что "он же действительно его ударил, и это уйма людей видели, как же я мог не написать", на них не влияли. Понятно, что этот журналист после всего, что он о них писал, был сильно на них обижен.

А ведь эти людям не угрожала ни смерть, ни даже длительный тюремный срок. Чего же вы от муджахидов хотите?

Кроме того, эти муджахиды - простые парни и тонкостей работы журналиста, его профессиональной этики не понимают и понимать не могут. Они не знают, что журналист обязан быть равноудаленным от обеих сторон конфликта, и что они должны это терпеть, потому что им очень выгодны публикации, где их хотя бы не называют бандитами и преступниками. "Ты с нами или ты не с нами" - вот и весь разговор.

6. "...застрелили женщину на базаре. Типа, она стучала на боевиков. Откуда это известно? Потому что один купил [у нее] сто пар обуви, сапог резиновых для гор, и его арестовали. Конечно, арестовали, если он такой дебил, что прется с этими сапогами через город! А кто-то сказал – "вон, это она настучала".

Ничего не знаю об этой истории, поэтому приходится допустить, что это правда. Но! Во-первых, сто пар резиновых сапог - явное преувеличение, столько не нужно, и никто столько сразу не закупает. Во-вторых, можете себе представить чеченца, который пришел на базар пешком, купил - пускай даже 20 пар резиновых сапог, взвалил их на плечо и понес через весь город? ) Нет, покупатель приехал на машине и сразу же все покупки в машину погрузил. Произошло это где-то возле склада или дома женщины - не могла же она каждый день приносить на базар много пар одинаковой обуви разных размеров. Кто это видел - тот и настучал. Возможно, муджахид убедился, что кроме него и женщины-продавца, других людей там не было. Конечно, это не полноценное следствие. Возможно, покупатель не заметил свидетеля. Возможно, женщина всего лишь рассказала о проданных сапогах подруге, а донесла уже та. Возможно, человек, который рассказал муджахидам, что это она доносчик, врал или ошибался. Но как провести следствие в условиях войны, в условиях партизанских действий? Никак. Женщина-продавец - еще одна жертва военного конфликта - возможно, безвинная жертва.

(Но вообще-то, скажу по секрету, этот покупатель дебил. Как можно покупать в одном месте столько "палевных" вещей? Нормальные люди берут по чуть-чуть в разных местах. Русский "авось" - совершенно интернациональное заболевание).

7. "- Знаешь, на чем зиждется их смелость? На том, что "завтра приедут сто человек"!"

Во-первых, не всех и не всегда. Во-вторых, это то, о чем я писала в начале. Можно ведь и иначе сказать: "Человек не боится, потому что знает, что ему есть на кого опереться, что друзья и братья не оставят его в беде и не спустят, если его избили впятером на одного". И если у русских такого нет - то это, имхо, их проблема, а не наша. Как ответил однажды Сталин - злодей, но не лишенный чувства юмора, когда ему сказали, что кто-то там аморально пользуется успехом у женщин: "Что делать с ним будем? Завидовать будем!" ))
Tags: межнациональное, чеченцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 125 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →